Законодательство Украины определяет основами осуществления правосудия, прежде всего законность, объективность и беспристрастность. Подобные гарантии закреплены в ст. 6 Конвенции о защите прав и основоположных свобод человека. Таким образом, Конвенция гарантирует право на рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом.  Одной из возможностей участников процесса реализовать указанные гарантии является институт отвода судьи.

Законом Украины «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты» № 2147-VIII от 03.10.2017 г. было определенным образом унифицировано порядок применения института отвода судьи.

Среди оснований для подачи заявления на отвод судьи можно выделить:

— участие в процессе во время принятия предыдущего решения по этому делу в качестве субъекта, привлеченного судом для содействия правосудию;

— прямая либо косвенная заинтересованность в принятии того или иного решения;

— нахождение в родственных связях с кем-либо из сторон или участников процесса;

— наличие других обстоятельств, которые могут свидетельствовать об отсутствии объективности  или беспристрастности в действиях судьи.

Аналогичные основания для отвода судьи указаны и в Уголовном процессуальном кодексе Украины.

Как видим, перечень оснований не является исчерпывающим и это концептуально правильно, поскольку разнообразные действия, высказывания и, в целом, поведения судьи могу иметь следствием его отвод от рассмотрения дела.

К примеру, Бангалорскими принципами поведения судей, одобренными резолюцией Экономического и Социального Совета ООН, установлено объективность судьи как необходимое условие должного выполнения им своих обязанностей. Также Принципы предусматривают проявление объективности не только в содержании вынесенного решения, но и во всех процессуальных действиях, связанных с последующим принятием данного решения.

Вышесказанное свидетельствует о том, что основания для отвода судьи могут быть оценочной категорией. С одной стороны это позволяет реализовать конституционный принцип независимого рассмотрения дела судьей, а с другой стороны, является плоскостью для злоупотреблений со стороны недобросовестных участников. Имеют место случаи, когда использование института отвода судьи направлен ​​на сознательное, неоправданное затягивание процесса, нарушающее права других участников и противоречащее требованиям Конвенции относительно права каждого на рассмотрение его дела судом в разумный срок.

Однако все обстоятельства, на которые Вы ссылаетесь, необходимо доказывать. Из решения Европейского суда по правам человека по делу «Лэндон, Очаковский-Лоран и Жюли против Франции» от 22.10.2007 года, № 21279/02 и 36448/02 следует, что презумпция личной беспристрастности судьи действует, пока нет доказательств противоположного (п. 76 решения Суда).

Решения ЕСПЧ также имеют важное значение в разработке критериев беспристрастности и справедливости суда. Так, можно заметить интересные заключения по этому поводу в решении ЕСПЧ по делу «Волков против Украины». В п.104 решения, Европейский суд указал, что под беспристрастностью стоит понимать отсутствие предвзятости и необъективности. Также, учитывая судебную практику, ЕСПЧ разъясняет, что беспристрастность стоит определять исходя из субъективного и объективного критериев.

При этом, субъективный критерий рассматривается с учетом личных убеждений и поведения конкретного судьи. Иными словами, судья не должен проявлять каким-либо образом личную предвзятость или предубеждения. Примером, проявлениями личной предвзятости и занятия позиции одной из сторон до удаления в совещательную комнату, могут свидетельствовать высказывания, а также комментарии судьи или предоставление подсказок стороне, касательно  распоряжения своими процессуальными правами, которые по своему содержанию дают понять, что у суда уже сформирована правовая позиция по данному делу и им осуществляется содействие одной из сторон процесса, с целью вынесения заведомо сформированного решения.

Необходимо понимать, что любое вмешательство в распоряжение сторонами своими процессуальными правами (принцип диспозитивности), априори является проявлением субъективного критерия, в части предвзятости суда. В этой части Европейский суд указал, что проявления предвзятого отношения не ограничиваются поведением суда в процессе, а и охватывают высказывания и прочие действия за его пределами, дающие основания полагать наличие субъективного отношения к делу. Объективный критерий оценивается путем установления и обеспечения судом достаточных гарантий, для того, чтобы исключить любые сомнения в его объективности. Проще говоря, неуклонное соблюдения процесса (процедуры) рассмотрения дела, является гарантией отсутствия всякой предвзятости председателя в судебном заседании.

В следующем пункте своего решения ЕСПЧ указывает, что между субъективной и объективной беспристрастностью не существует безоговорочного разграничения, поскольку поведение судьи не только может вызвать объективные опасения относительно его беспристрастности с точки зрения стороннего наблюдателя (объективный критерий), но и может быть связана с вопросом его или ее личных убеждений (субъективный критерий). Подобные позиции также изложены в решении ЕСПЧ по делу «Билуха против Украины».

Таким образом, нормы национального законодательства относительно оснований для отвода судей лишь в общих чертах отображают некоторые требования объективной беспристрастности. В свою очередь, многие критерии не определены четко и должны оцениваться исходя из конкретной ситуации. Следовательно, при решении вопроса об отводе судьи стоит внимательно оценить как объективный, так и субъективный критерий беспристрастности суда и, исходя из этого, заявлять об отводе.

Но предупреждаю, что данным инструментом необходимо пользоваться очень аккуратно, что бы не вызвать негативных последствий для клиента и результатов дела.