Согласно судебной практике, нередкими являются случаи, когда совершению лицом преступления послужила провокация со стороны сотрудников правоохранительных органов либо их агентов. Зачастую подобные ситуации имеют место в делах о предложении или получении взятки.

Прежде всего, стоит обозначить, что неправомерной выгодой, или как все мы привыкли говорить – взяткой – могут быть средства либо другое имущество, преимущества, льготы, услуги или нематериальные активы. Главным условием, чтоб все вышеуказанное подпадало под неправомерную выгоду, является отсутствие законных оснований на получение данной выгоды.

Украинские суды достаточно долго руководствовались принципом: провокация взятки не исключает ответственности того, кто дал или получил взятку. Данная позиция была закреплена в Постановлении Верховного суда от 26.04.2002 года и хотя актуальность данного акта уже давно отпала. Отголоски такой практики слышны до сих пор.

Но у Европейского суда по правам человека несколько иное мнение.

Так, согласно Уголовному кодексу, законодательство об уголовной ответственности составляет Уголовный кодекс, который базируется на Конституции и общепризнанных принципах и нормах международного права. Таким образом, положения Конвенции о правах человека и решения ЕСПЧ также являются источником права в нашем государстве.

ЕСПЧ считает провокацией, действия, которые осуществляются должностными лицами, которые являются сотрудниками органов безопасности, либо их агентами. Кроме того, условием провокации является влияние указанных лиц на субъекта (будущего преступника), в целях совершения им преступления, не ограничивая свои действия расследованием уголовного дела по существу неявным способом.

Европейским судом выработано понимание провокации, которое нарушает пункт 1 статьи 6 Конвенции.

В заключениях ЕСПЧ также имеются положения о недопустимости нарушения права на справедливый суд, путем применения специальных методов расследования. ЕСПЧ пояснил, что использование определенных мер должно быть должным образом ограничено.

Также Европейский суд указывает на невозможность использования доказательств, полученных в результате провокации, осуществленной сотрудниками полиции (дело «Ваньян против России», 2005 года). Аналогичная правовая позиция ЕСПЧ изложена в деле «Тейшейра де Кастро» против Португалии, 1998. Исходя из этого, приходим к заключению, что при рассмотрении дела о «взяточнистве», доказательства виновности лица, полученные в результате провокации, стоит признать недопустимыми, то есть  полученными с нарушением порядка, установленного законом.

Кроме того, при наличии оснований полагать, что была провокация, ЕСПЧ в своих заключениях возлагает обязанность доказывать, что провокации не было, на органы, которые осуществляли расследование, а в суде – на прокурора, как сторону обвинения. При отсутствии таких доказательств, суды обязаны исходить из всех фактов дела и на их основании принять решение о наличии либо отсутствии провокации при даче взятки (решение «Раманаускас против Литвы» от 5 февраля 2008).

Основной функцией адвоката в подобных делах является анализ законности всех осуществленных действий со стороны обвинения, а также правомерность проведенных процедур и допустимости имеющихся у обвинения доказательств.

Однако, реализация практики Европейского суда в отечественном судопроизводстве и в отстаивании интересов клиента  зависит от знаний и навыков конкретного защитника, адвоката по уголовным делам и, одновременно, специалиста в отрасли применения практики ЕСПЧ.